Военный прокурор разъясняет дополнительная жилая площадь при увольнении с военной службы

В военную прокуратуру Тверского гарнизона обратился подполковник запаса А., ранее проходивший военную службу в управлении военных сообщений в должности начальника военных сообщений с просьбой разъяснить ему положения законодательства по вопросу наличия у него на момент увольнения и получения жилого помещения в собственность права на дополнительную площадь жилого помещения.
В связи с изложенным, Врио военного прокурора Тверского гарнизона подполковник юстиции Рышляков С.С, разъясняет: право на получение дополнительной общей площади жилого помещения по своему характеру является льготой, предоставляемой названной в законе категории военнослужащих с учетом их особого правового статуса.
Согласно п. 2 ст. 151 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащий, имеющий воинское звание полковник, ему равное и выше, проходящий военную службу либо уволенный с военной службы по достижении им предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, командир воинской части, военнослужащий, имеющий почетное звание Российской Федерации, военнослужащий-преподаватель военной профессиональной образовательной организации или военной образовательной организации высшего образования, военной кафедры при государственной образовательной организации высшего образования, военнослужащий - научный работник, имеющий ученую степень и (или) ученое звание, при предоставлении им жилого помещения, в том числе служебного жилого помещения, имеют право на дополнительную общую площадь жилого помещения в пределах от 15 до 25 квадратных метров.
Изложенная норма Закона содержит исчерпывающий перечень военнослужащих и лиц, которым положена дополнительная общая площадь жилого помещения. Подполковник А. ни к одной из перечисленных категорий не относится.
То обстоятельство, что должностные обязанности А. были схожи с обязанностями командира воинской части, указанными в ст. 75, 76 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, не свидетельствует о том, что он фактически занимал должность командира воинской части, поскольку в указанных нормах эти обязанности закреплены для командиров (начальников) и основных должностных лиц полка (корабля) и являются общими обязанностями для командиров и начальников Вооруженных Сил Российской Федерации
Кроме того, в 2010 году Министром обороны Российской Федерации утвержден Порядок присвоения, применения и ведения учета действительных и условных наименований органов военного управления, объединений, соединений воинских частей и организаций Вооруженных Сил Российской Федерации, в котором под воинской частью понимается организационно самостоятельная, административно-хозяйственная структура Вооруженных Сил Российской Федерации, содержащаяся по штату, утвержденному в установленном порядке.
При этом к воинским частям относятся: все полки независимо от их подчиненности (им равные и выше); корабли 1, 2 и 3 ранга; отдельные батальоны (дивизионы, эскадрильи и им равные), не входящие в состав полков (им равных и выше); отдельные роты, не входящие в состав батальонов (дивизионов, эскадрилий и им равных) и полков (им равных и выше).
Из изложенного следует, что возглавляемое А. управление военных сообщений не относится к категории «воинская часть», а должность «начальник военных сообщений» нельзя считать должностью «командир воинской части», в связи с чем он не может претендовать на социальные гарантии, предоставляемые в соответствии с п. 2 ст. 151 Федерального закона «О статусе военнослужащих» командиру воинской части.